Мир пристрастен

17 334 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Золоторев
    Все очень просто.когда-нибудь эту машину времени изобретут-в 22-23-24 веке или еще когда.неважно.А если так.то нужно ...Доказана возможно...
  • GISMbICH
    Ага, только теперь этому "философеру" можно задать вопрос только платно, а именно купить приложение для смартфона.Что о падении гиг...
  • Дмитрий Маркин
    Доказательством возможности путешествия во времени, может быть только сам факт реального путешествия во времени, а не...Доказана возможно...

Жеводанский зверь: сказка с несчастливым концом

Жеводанский зверь: сказка с несчастливым концом

1 июня 1764 года выдалось очень жарким. К полудню солнце пекло беспощадно и пастушка из городка Лангонь решила отогнать стадо коров ближе к деревьям, чтобы скрыться от палящих лучей в тени столетних дубов. Крик женщины переполошил небольшое поселение и все, кто его слышал, поспешили к лесу Меркуар.

На самом краю луга, где сочная трава переходит в кустарник, на земле сидела испуганная пастушка и пронзительно кричала, зажав рукой окровавленную шею. Именно так началась жуткая история, за 4 года унесшая жизни 119 человек из деревень провинции Жеводан.
Первое нападение неизвестного существа из леса на человека не привело к трагедии – в тот момент, когда нечто из чащи вцепилось сзади в шею женщины, рядом паслись несколько быков, которые, стараясь защитить стадо, бросились на врага и испугали его. Пострадавшая отделалась шрамами на шее и страхом, который преследовал ее всю оставшуюся жизнь.

Следующим людям, столкнувшимся с Жеводанским монстром, повезло гораздо меньше. Первой жертвой зверя стала Жанна Буле, 14 лет, которую обнаружили мертвой 30 июня 1764 года возле небольшого поселка Юбак.

Не прошло и месяца, как нечто убило еще двоих детей – девочку и мальчика. При осмотре этих двух тел стало очевидно, что раны нанесены большим животным, которое больше волка, но гораздо меньше медведя.
Выводы опытных охотников, сделанные на месте происшествия, привели к тому, что уже через несколько дней все графство Жеводан было уверено, что за людьми охотится оборотень.

Но неизвестное существо не интересовалось тем, что говорят о нем крестьяне – оно было чрезвычайно прожорливо и предпочитало охотиться не на домашний скот, а на людей. К началу осени зверь собрал кровавую жатву из 5 детей, возрастом от 7 до 15 лет. В некоторых случаях нечто съедало большую часть своей добычи, а иногда просто убивало, как будто ради развлечения.

Когда в октябре общее число погибших и пропавших без вести достигло 11, было решено устроить большую облаву с участием военных и десятков охотников из Лангони, Юбака и нескольких окрестных деревень. Сам граф де Монкан, губернатор Лангедока, прислал к лесу Меркуар 56 драгун во главе со своим лучшим офицером – Жаком Дюамелем.

Охотники с собаками и драгуны прочесали лес вдоль и поперек, застрелив и подняв на рогатины более сотни волков, но зверя, способного двумя-тремя укусами отделить голову человека от тела среди них не было. Драгуны отбыли в свои казармы, а деревни снова погрузились в леденящий ужас.

Гораздо удачливее Дюамеля и его бравых солдат оказались два местных охотника, которые в последних числах октября 1764 года отправились в лес за дичью. На опушке мужчины нос к носу столкнулись с огромным черным волком, который без раздумий кинулся в атаку.

Охотникам повезло, что их ружья были заряжены, а порох оказался сухим – первый же выстрел, сделанный в нападающего волка менее чем с 10 метров, попал в цель и обратил его в бегство. Второй выстрел, сделанный вдогонку, также был удачным и отважные охотники бросились преследовать добычу по обильным кровавым следам. Догнать животное им не удалось, зато неподалеку от места встречи с волком, в кустах, ими был обнаружен растерзанный и частично съеденный труп 21-летнего юноши, которого зверь убил незадолго до встречи с охотниками.

После этих событий о звере из Живодана не слышали почти месяц, и у крестьян появилась надежда, что чудовище умерло от ран. Однако уже 25 ноября смерть из леса унесла жизнь Катрин Валли (Catherine Vally) 70 лет, отправившейся в горы за хворостом. Весь декабрь нападения происходили почти ежедневно, а 27 декабря волк пошел на рекорд – 4 нападения с 2 убитыми. Печальный итог 1764 года – 27 человек, убитых и жестоко искалеченных монстром.

В начале 1765 произошло событие, которое несколько развеяло мистический ореол над зверем-людоедом и дало жителям окрестных деревень слабую надежду на спасение. 12 января, группа из семи детей, в возрасте от 9 до 13 лет, столкнулась с огромным черным волком на краю леса.

Увидев, что бежать бесполезно, отважные малыши начали кричать и бросать в животное камни и ветки. Атаку возглавил 13-летний Жак Портфе, подавший пример отваги всем остальным. Впервые получивший отпор жестокий убийца растерялся и, поджав хвост, убежал восвояси. Однако, это событие не помешало запланированной трапезе – в этот же день, но позже, волк все-таки убил ребенка практически в том же месте. Жертвой стал юный де Грез, сын местного жителя, отправившийся в сторону леса в поисках своих друзей. Всего январь унес 18 жизней.

Жеводанский зверь: сказка с несчастливым концом
Февраль прошел беспокойно – зверь нападал с прежней регулярностью, с тем лишь отличием, что теперь чаще стал делать промахи и оставлять свои жертвы в живых. Возможно сказались ранения, нанесенные охотниками, но животное чаще не доводило дело до конца или ретировалось, увидев, что ему готовы дать отпор.

Весной 1765 года нападения настолько участились, что происходили практически через день. 5 апреля чудовище напало на четверых детей, которые не смогли дать отпор как группа Портфе и все до единого погибли. Летом чудовище несколько умерило свои аппетиты, но по состоянию на 12 сентября 1765 года на его счету все же было 134 нападения и 55 жертв.

Дело приняло настолько серьезный оборот, что его взял на контроль сам монарх. Людовик XV пожелал видеть юного Жака Портфе, не побоявшегося чудовища из Живодана и наградил мальчика и его друзей 300 ливрами. Сразу после этого, разгневанный беспомощностью местных властей король, повелел пригласить ко двору лучших охотников Франции, чтобы лично дать им задание по уничтожению зверя.

В Версаль прибыли из Нормандии профессиональные звероловы — Жан-Шарль-Марк-Антуан Вомесль д’Энневаль и его сын Жан-Франсуа д’Энневаль. Послужной список этих охотников был таким же длинным как и имена – на счету д’Энневаля-старшего было не менее 1000 пойманных и убитых хищников. Людовику сообщили, что если эти двое не справятся, то больше не поможет никто. 17 февраля 1765 года операция по уничтожению зверя из Живодана началась. Отец и сын устроили штаб-квартиру в ближайшем к месту облавы городе Клермон-Ферран. С собой профессионалы привезли свору натасканных на волков гончих и нескольких слуг. Также именем короля к масштабной охоте привлекались солдаты местных гвардейских и драгунских полков, дворяне и простолюдины.

Охота затянулась на несколько месяцев, не прекращаясь даже во время непогоды. Облавы следовали одна за другой, а число их участников, благодаря королевскому золоту, постоянно росло. Наиболее массовый выезд в леса состоялся 9 августа 1765 года – в выезде приняли участие более 600 добровольцев и 117 солдат и офицеров королевской армии.

Но даже самая масштабная за историю Франции, если не всей Европы, охота не принесла результата – волк-людоед был неуловим. Словно в насмешку над охотниками зверь совершил очередное нападение 11 августа, спустя два дня после облавы.

Жертвой хищника едва не стала Мари-Жанна Вале – девушка из деревни Полак. Нанося монстру град ударов подручными средствами и оглушительно крича, крестьянка отбилась от волка, не получив при этом серьезных травм. Ее подвиг увековечен памятником, установленным при въезде в родную деревню.

Операция завершилась ничем – были убиты сотни волков, вытоптаны гектары крестьянских посевов и выпиты сотни литров вина, но чудовище продолжало свои нападения. Посрамленные отец и сын д’Энневаль, принеся королю извинения, удалились в родную Нормандию, а место специалиста по волкам-людоедам снова оказалось вакантным.

Вскоре на место нормандцев прибыл придворный охотник Людовика XV Франсуа-Антуан де Ботерн имевший громкий титул Носителя Королевской Аркебузы. Несмотря на смешной звание и знание придворного этикета, новый зверобой оказался более результативным, чем предшественники. За три месяца активных облав де Ботерн со своими помощниками и местными охотниками убили более 1200 волков!

Осенью 1765 года облава в составе королевского любимца, 40 профессиональных охотников и 12 псов, столкнулись в лесной чаще с крупным волком, которого приняли за Живоданского зверя. Право первого выстрела получил де Ботерн, но его пуля лишь по касательной ранила животное в плечо.

В пытавшееся скрыться животное выстрелил один из охотников, и его выстрел оказался удачным – пуля попала волку в глаз и прошла сквозь череп, выйдя из затылка. Зверь упал замертво, и участники облавы уже решили, что он мертв. Но как только де Ботерн приблизился к монстру, тот снова вскочил и попытался вцепиться в него зубам. Еще один выстрел, сделанный в упор кем-то из группы звероловов, добил хищника, и тот испустил, наконец, дух.

Добыча оказалось очень крупной – в длину волк достигал 170 см, а его высота в холке была 80 см. Весил монстр 60 кг. Так как события разворачивались вблизи аббатства Шаз. Волка сразу же окрестили «Зверем из Шаз». Де Ботерн поспешил отчитаться перед венценосным патроном об успехе, добавив, что животное имело невиданные размеры и невероятную живучесть. Немного смущало то, что все описывали жеводанского оборотня как угольно-черного волка, а убитый зверь был обычного, серого цвета.

На основании внешнего вида хищника и клочка красной ткани, найденного в его желудке, было решено, что с Жеводанским зверем, наконец, покончено. Из убитого волка изготовили чучело, которое Носитель Аркебузы доставил королю лично. За проявленные старания и отвагу все участники охоты были вознаграждены, а Де Ботерна чествовали в Версале как героя.

Последняя неделя осени прошли в окрестностях Живодана спокойно, что многие восприняли как подтверждение окончании жуткой истории с волком. Но 2 декабря беда снова пришла в окрестности леса Меркуар – возле деревни Бессер-Сент-Мари крупный хищник напал на двух детей, 7 и 14 лет, которые получили серьезные травмы, но остались живы.

10 декабря у Лашана были ранены две возвращавшиеся из гостей женщины, а 14 декабря 21-летний парень едва успел унести ноги от огромного черного волка, преследовавшего его до самой деревни. 21 и 23 декабря снова появились новые жертвы и в дома людей вернулся страх.

В 1766 году люди погибали постоянно, но не слишком часто – монстр ограничивался 2-3 нападениями. Всего, с момента убийства волка из Шаз, в деревнях провинции Жеводан, было зафиксировано 41 нападение хищника. 1 ноября 1766 года, разорвав напоследок 12-летнего Жан-Пьера Олье у деревни Сушер, зверь исчез.

В течение 122 дней не было ни одного нападения, и все поверили в то, что череда смертей окончательно прекратилась. Но 2 марта 1767 чудовище снова вышло на охоту, убив и съев у деревушки Понтажу маленького мальчика. После отдыха жеводанский волк принялся за свою кровавую работу с новыми силами – 8 нападений в апреле и 19 в мае снова повергли крестьян в отчаяние.

Такое положение снова потребовало вмешательства власть имущих и за дело взялся Граф д’Апше, местный влиятельный аристократ. Под знамена дворянина в очередной раз собрались лучшие охотники провинции и приезжие мастера ружейной стрельбы. 19 июня 1767 года, в ходе облавы, в которой участвовали более 300 человек, волк-людоед был, наконец, уничтожен.

История сохранила имя человека, совершившего меткий выстрел в хищника – его звали Жан Шастель (Jean Chastel). Охотник этот не имел громких титулов и блестящих побед, отличаясь от своих коллег лишь паталогической набожностью. На охоту Жан взял серебряные пули и Библию, которую читал на каждом привале.

Во время одной из вечерних молитв Шастелю повезло. На него, державшего в одной руке ружье, а в другой Ветхий завет, бросился из кустов огромный волк. Свое спасение мужчина всю оставшуюся жизнь приписывал Библии, ведь иначе объяснить, почему волк внезапно остановился перед ним и замер, объяснить было сложно.

Шастель выстрелил волку в грудь серебряной пулей, и тот упал. Вознося молитвы, Жан быстро перезарядил ружье и беспрепятственно размозжил монстру голову вторым выстрелом. Охотник, убивший с Божьей помощью сатанинское отродье, стал героем, но материальное вознаграждение, полученное им, было, почему-то, скромным. Награду для спасителя собирали среди местных крестьян, поэтому приз составил всего 72 ливра.

Осмотр и вскрытие убитого животного, проведенные местными эскулапами под наблюдением королевского нотариуса, разочаровали всех. Убитый зверь был меньше волка из Шаза и также не был черным. Шерсть животного была серой с рыжими подпалинами, а на боках и у основания хвоста располагались несколько черных полос.

Судя по сохранившимся документам, животное вообще вряд ли являлось волком, так как имело непропорционально большую голову с огромными клыками и тяжелыми челюстями, непропорционально длинные передние лапы и отлично развитое третье веко, которое могло закрывать глаз животного.

В желудке зверя, среди не идентифицированных кусков плоти, также нашли предплечье девочки, пропавшей неподалеку. Поэтому было совершенно очевидно, что убитый хищник являлся людоедом.

Труп чудовища предъявляли также пострадавшим, которым повезло выжить при встрече со зверем – большинство уверенно опознали животное. Все тело зверя было покрыто шрамами, а в правом бедренном суставе королевский нотариус нашел три дробины, некогда всаженные в тварь из ружья местным торговцем лошадьми.

Многие считают, что счастливый выстрел Жана Шастеля – всего лишь часть грандиозного преступного обмана. Дело в том, что сын истово верующего охотника – Антуан Шастель (Antoine Chastel), являлся личностью экстравагантной и неуправляемой.

Молодой человек жил уединенно в большом доме на горе Мон-Муше, занимался разведением охотничьих собак и имел весьма интересную биографию. В юности, сбежав из дома, Антуан Шастель немало поколесил по миру. Особенно привлекал авантюриста африканский континент, который он посещал неоднократно.

Мужчина, несмотря на довольно молодой возраст, успел пожить среди берберов Сахары, побывать в качестве пленника на галерах алжирских пиратов и совершить экспедицию во внутренние районы Черного континента. Вполне возможно, что кровожадный монстр был одним из питомцев путешественника, которого тот выпускал временами на кровавую охоту.

В пользу этой версии говорит то, что передышка, которую чудовище дало всем осенью 1766 года, совпали с периодом, который Антуан, его брат и отец провели под арестом в тюрьме города Соже.

За решетку подозрительная семейка попала за то, что ввязалась в лесу в потасовку с королевским охотником де Ботерном и его спутниками, прочесывающим лес в поисках зверя-убийцы. Прощены Шастели были 1 декабря, а спустя всего сутки нападения хищника продолжились. Эти события случайно совпали с удачной охотой на волка из Шаза, что уверило всех в том, что Жеводанский зверь мертв.

Спустя столетие после завершения истории с Жеводанским зверем, ученые пытались найти какие-либо материальные артефакты, позволившие бы провести точную идентификацию животного, но, кроме записей нотариуса зацепиться было не за что.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх