Мир пристрастен

17 336 подписчиков

Свежие комментарии

  • Витя Порываев
    а может фантазии это бредятина обезьянья Дарвина о "происхождении видов" (кстате сам старина Дарвин в гробу переворач...Археологов озадач...
  • Татьянка Яцук
    Опять трое суток тьмы,и мертвые по улицам шастают и ломятся в двери,и в окна низя глядеть???Китайцам приказал...
  • Yurii Kolpakov
    "...перетащив примерно 2,3 миллиона блоков из карьеров, где происходила добыча камня..." ...У древних египтян...

Был ли Мартин Борман советским агентом?

Был ли Мартин Борман советским агентом?

Был ли Мартин Борман советским агентом?

Первые сорок пять лет жизни Мартина Бормана изучены досконально. У историков почти не возникает вопросов.

В свои тридцать Борман, – так и не окончивший, кстати, гимназии, – руководит всеми финансовыми делами партии, а также распоряжается имуществом самого фюрера, скупая для него земли и особняки.

29 апреля 1945 года фюрер диктует свое политическое завещание и свою последнюю волю. Новым президентом рейха он назначает гросс-адмирала Карла Деница. Своим «душеприказчиком» называет самого верного соратника по партии, Мартина Бормана. Он наделяет его «законными полномочиями для исполнения всех решений».
Позднее в руки советских военных попадет дневник Бормана. Тридцатого апреля, рядом с именами «Адольфа Гитлера» и «Евы Г.», он рисует рунический символ смерти. Последняя запись датирована первым мая: «Попытка прорыва!»

Первым, кто начал официально его разыскивать, был британский майор Ричард У. Г. Хортин. Майор Хортин распорядился отпечатать 200 000 листовок с портретом находившегося в бегах преступника – Бормана. Обвиняемого так и не удалось найти.

В это время в баварском городке Мемминген был арестован лидер движения «Гитлерюгенд» Артур Аксман. На допросе он рассказал, что бежал из рейхсканцелярии вместе с Борманом, Людвигом Штумпфеггером, личным врачом Гитлера, Хансом Бауром, пилотом Гитлера, и еще несколькими приближенными вождя.

По его словам, неподалеку от моста Вайдендамм они угодили под мощный огонь русских. Через несколько лет Аксман так вспоминал об этом: «Мы склонились на колени и узнали обоих, Мартина Бормана и доктора Штумпфеггера… Оба лежали на спине… Я обратился к Борману, дотронулся до него, стал тормошить. Он не дышал».

Поразительно, но на Нюрнбергском процессе на эти признания Аксмана не обратили никакого внимания. Вместо Аксмана трибунал допросил Эриха Кемпку, личного шофера Гитлера. Тот сообщил, что в последний раз видел Бормана «в ночь с первого на второе мая 1945-го».

Что делал Борман, когда свидетель увидел его? «В тот момент, когда я увидел его, – вспоминал Кемпка, – сзади подошло несколько танков. Они „взяли в клещи“ группу людей, среди которых находился и Борман. Когда рейхсляйтер подошел к первому танку, в машину внезапно угодил снаряд. Раздался взрыв. Пламя вырвалось как раз с той стороны, где шел Мартин Борман».

Фридрих Бергольд, адвокат Бормана, переспросил свидетеля: «Вы видели, что взрыв был настолько силен, что Мартин Борман погиб?»
Кемпка: «Да. Я полагаю, что после взрыва такой силы он погиб».

Вскоре Бормана стали встречать повсюду. Он появлялся в Австралии, Египте, Испанском Марокко, итальянском Больцано.

В конце 1971 года были опубликованы воспоминания Рейнхарда Гелена, первого председателя Федеральной разведывательной службы. В годы войны в Германии работали советские разведчики, и «самым знаменитым их информатором» был Борман, сообщает Гелен. Секретные донесения передавались в Москву с помощью единственной берлинской радиостанции, которая работала бесконтрольно. И без помощи Бормана здесь, конечно, не обошлось. После войны бывший нацистский вождь, «великолепно замаскировавшись, жил в Советском Союзе».

Через год после этих скандальных разоблачений на след Бормана напали простые дорожные рабочие. Причем на этот раз гость из прошлого объявился в Берлине. Прокладывая новые кабели, рабочие наткнулись на череп. Вызвали полицейских.

Началось кропотливое следствие. Специалисты из Института судебной и социальной медицины вместе со стоматологами из ведомственной полицейской клиники не один месяц кряду изучали «скелет номер один» и «скелет номер два». По «антропометрическим расчетам, проделанным на основании средних размеров трубчатых костей», выяснили, что в первом случае рост человека при жизни составлял «190–194 см». Рост Штумпфеггера был 1,90 м.

Во втором случае эксперты сошлись на цифрах «168–171 см». Согласно документам СС, рост Бормана равнялся 1,70 м. Напряжение достигает накала.

Дальнейший осмотр «скелета номер один» показал, что в нижней трети левого предплечья имеется явный след залеченного перелома кости. Штумпфеггер в 1923 году сломал себе руку. Изучая «скелет номер два», врачи констатировали «неправильное сращение правой ключицы после ее перелома». Сыновья Бормана подтвердили, что в 1938 или 1939 году их отец, упав с лошади, сломал себе ключицу.

На «челюстях обоих черепов» отыскались крохотные осколки стекла. Судя по их толщине и форме, речь могла идти «об осколках ампул или колб». Похоже, что погибшие приняли яд, раскусив для этого по небольшой ампуле.

Изучив челюсть «скелета номер один», следователи были единодушны: здесь, на этой улице, были найдены останки доктора Людвига Штумпфеггера. Во втором случае мнения разделились. Не сохранилось ни одного рентгеновского снимка, который запечатлел бы зубы Мартина Бормана. Потому пришлось полагаться лишь на память Хуго Блашке – врача, который когда-то лечил рейхсляйтера.

Абсолютно уверен был прокурор Иоахим Рихтер, руководивший следствием: «Обвиняемый так же, как и доктор Людвиг Штумпфеггер, скончался второго мая 1945 года в Берлине в предутренние часы – в промежутке между 1.30 и 2.30».

Еще в 1996 году их семейный адвокат Флориан Безольд обратился к генеральному прокурору Франкфурта Хансу Кристофу Шеферу. Он попросил провести генетическую экспертизу останков неизвестного мужчины ростом «168–171 см», найденных в 1972 году.

За это дело взялись судебные медики из Франкфурта и Берна. Однако их постигла неудача. Выделить ДНК из клеточного ядра не удалось, потому что кости неизвестного пребывали в плачевном состоянии.

И тогда ученые из Института судебной медицины при Мюнхенском университете попробовали пойти другим путем, куда более сложным. Они решили выделить так называемые митохондриальные ДНК. Получилось!

Профессор Вольфганг Айзенменгер обратился за помощью к одной из родственниц Бормана, даме восьмидесяти трех лет, внучке Амалии Фольборн, а та была тетей Бормана по материнской линии. Так в распоряжении ученых оказались две ампулы крови. Анализ показал родство пожилой дамы, живущей ныне близ саксонского городка Гельнхаузен, и человека, чей скелет обнаружили в декабре 1972 года. Значит, им был Мартин Борман.

P. S. Несколько лет назад в болгарской печати появились доводы болгарских историков: «…Этого и самая буйная фантазия не могла допустить: Мартин Борман, правая рука Гитлера, „серый кардинал“ в верхушке Третьего рейха, который после бегства Рудольфа Гесса имел неограниченное влияние на фюрера, был… глубоко законспирированным агентом советской разведки и передавал ей сведения, которые решили исход Второй мировой войны.

Именно он сообщил Москве точную дату и час германского наступления на Курской дуге летом 1943 года.

Точное время начала наступления на Курской дуге было известно только нескольким лицам из ближайшего окружения Гитлера. Кто же из них предатель? Анализ дает однозначный ответ: Мартин Борман. ‹…›

Спасенный среди развалин горящего Берлина советской разведкой, он безмятежно доживал свою старость в одной из многочисленных крымских резиденций, пользуясь (как и Ким Филби) до конца своих дней расположением советских спецслужб».

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх