Мир пристрастен

17 304 подписчика

Свежие комментарии

  • Lora Некрасова
    Да у этого козла ещё и звезда во лбу горит. А настоящие марсиане по-видимому живут под поверхностью Марса.Теперь мы знаем, ...
  • Елена Вел
    Это не фантастика. Это реальность. Тоже был опыт. А, кстати, белая горячка, просто расширяет сознание. Хотя в совокуп...Физик о загробной...
  • Борис Тросницкий
    Да, а тау-киты такие скоты, наверно, успели набраться...Теперь мы знаем, ...

«Банда Рокоссовского»: 8-й отдельный штрафной батальон... от ордена до трибунала всего один шаг

«Банда Рокоссовского»: 8-й отдельный штрафной батальон... от ордена до трибунала всего один шаг

«Банда Рокоссовского»: 8-й отдельный штрафной батальон... от ордена до трибунала всего один шаг

Ветеран войны, попавший в штрафбат накануне Курской битвы, Семен Басов в книге «Офицерский штрафной батальон» вспоминал, что репутация «банды Рокоссовского» была такова, что немцы в ужасе покидали позиции на занятых высотах. Рокоссовский по достоинству оценил подвиг своих воинов, восстанавливая всех в правах, возвращая на прежние должности и награждая отличившихся в бою.

Штрафные части в Красной Армии в период Великой Отечественной войны появились в конце июля 1942 года. Штрафные батальоны формировались из офицеров, попавших в окружение либо побывавших в плену, в отличие от штрафных рот, в которых отправляли нарушителей воинской дисциплины, расхитителей имущества, а также людей, виновных в совершении преступлений малой тяжести.

История штрафных частей

Публицист Сергей Варшавчик в статье «В прорыв идут штрафные батальоны: вермахт против Красной Армии» подробно описывал процесс их создания. В 1919 г. первые штрафроты были инициированы Львом Троцким. В тяжелые военные годы Сталин издал знаменитый приказ №227, сформулированный как «Ни шагу назад». Именно в нем предписывалось использовать штрафников на самых опасных участках передовой.

За пять военных лет в штрафных частях побывали около полумиллиона военнослужащих.

Штрафников использовали на самых сложных заданиях, отправляя, в том числе, на разведку боем. Им вменялось прорывать оборону противника, отвлекая силы на себя, занимать и удерживать стратегические высоты и плацдармы, вести бои, прикрывая отход частей советских войск на другие позиции.

Штрафники стали особой категорией военных, которым нечего было терять. Переводя проштрафившегося военнослужащего в штрафные части, приговор суда откладывали, давая ему возможность искупить вину.

«Банда Рокоссовского»

Самым зловещим подразделением штрафников для фашистов стала «банда Рокоссовского» – 8-й отдельный штрафной батальон, в состав которого входили только офицеры, побывавшие в плену. Отличительной чертой его были упорство, стойкость и героизм воинов. Все, кому довелось остаться в живых, получили полное восстановление своих прав и многочисленные награды.

Первое упоминание о «банде» относится к периоду Курской битвы. Мужество бывших офицеров, разжалованных в рядовые, проявилось в сражении на северном фасе, в районе ст. Поныри. Шквальный огонь немецкой артиллерии не смог ни на шаг сдвинуть вгрызшихся в землю штрафников. Тогда потери составили 143 бойца убитыми, 375 – ранеными.

Ветеран войны, попавший в штрафбат накануне Курской битвы, Семен Басов в книге «Офицерский штрафной батальон» вспоминал, что репутация «банды Рокоссовского» была такова, что немцы в ужасе покидали позиции на занятых высотах. Рокоссовский по достоинству оценил подвиг своих воинов, восстанавливая всех в правах, возвращая на прежние должности и награждая отличившихся в бою.

Воспоминания Михаила Аллера, опубликованные газетой «Московский комсомолец», также описывают ужас фашистов, когда перед ними оказывались штрафники. Атаки советских воинов пугали своим напором, когда немецкому стрелковому оружию противопоставлялись кулаки, саперные лопаты и любые подручные предметы. Штрафники лавиной прокатывались по позициям, не оставляя после себя живых.

Отличилась «банда Рокоссовского» во время сражения за Синявинские высоты в боях под Ленинградом в 1943 г. Один из бойцов, Владимир Ермак, позволил завершить разведывательную операцию, закрыв собой амбразуру фашистского дзота. Посмертно ему было присвоено звание «Герой Советского Союза».

Участвовали штрафники в первых рядах воинов, форсировавших Днепр. В статьях историка Виктора Короля, посвященных истории штрафных соединений, описывается, как солдаты штрафбата переплывали под сплошным огнем противника реку на подручных средствах – бревнах, досках, связках камыша. Множество бойцов утонуло, но Киев был взят.

Сумели отличиться батальоны смертников и в ходе операции «Багратион» летом 1944 г. Генерал-полковник В. Шатилов (150-я сд) вспоминал, что высота 220 «Заозерная» под Псковом позволяла увеличить видимость на 15 км. За день до начала операции штрафникам потребовалось сорок минут, чтобы занять в рукопашном бою высоту, а затем еще четыре дня, чтобы удерживать ее. 

Требовательный, но справедливый…

Непосредственный участник боевых действий, трижды побывавший в штрафных батальонах, писатель и историк А.В. Пыльцын посвятил «Банде Рокоссовского» целую книгу «Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина». Он пишет, что штрафников от получения ордена до трибунала отделял лишь один шаг. Решительность, храбрость решали все. Самостоятельно разминируя участок, оказавшийся в зоне его боевого охранения и не имея специальных навыков, Пыльцын получил ранение. Но вместо трибунала за самодеятельность он получил Орден Красной Звезды, который спас его от внимания особистов.

В книге подчеркивается, что Рокоссовский бережно относился к офицерам, попавшим под трибунал. Он умел найти язык со всеми, посещая после ожесточенных боев вверенные ему штрафные подразделения, как это было после сражения под Жлобином. Именно доброжелательность и спокойствие командующего, его человечность по отношению к подчиненным заставляло «смертников» проявлять чудеса героизма. 

После встречи с Рокоссовским бойцы 8-го батальона совершили невозможный бросок в тыл немецких войск. Более 600 из 800 штрафников, принимавших участие в Рогачёвско-Жлобинской операции (1944 г.), были реабилитированы, восстановлены в званиях и награждены. Это было сделано по непосредственной инициативе Рокоссовского, награждавшего бойцов своей «банды» медалями «За Отвагу», «За боевые заслуги», и даже орденами Славы III степени. Он своевременно стремился освобождать штрафников, у которых истек срок наказания, либо которые доказали в бою свою стойкость и храбрость.

«Смертники» из 8-го отдельного штрафного батальона отличились в боях под Жлобином, Брестом, в ходе Висло-Одерской операции и сражениях за Кенигсберг и Нарский плацдарм, закончив войну под стенами Рейхстага...

«….Когда была замечена немецкая автоколонна, батальон замер и, как только передние машины поравнялись с нашими замыкающими подразделениями, по фашистам был открыт шквальный огонь из всех видов имевшегося у нас оружия.

В хвосте нашей колонны находился взвод ПТР под командованием 19-летнего, но уже имевшего солидный боевой опыт и ранения старшего лейтенанта Петра Загуменникова, с которым я успел подружиться. Его бойцы сумели подбить два передних автомобиля, возглавлявших немецкую автоколонну. 

И вся эта немалая кавалькада машин оказалась запертой с обеих сторон на узкой дороге, ограниченной с обочин глубоким, рыхлым снегом, так как и замыкающие автоколонну машины тоже уже были подбиты бронебойщиками, находившимися в голове колонны батальона. 

Попав под плотный огонь, успевшие выпрыгнуть из кузовов автомашин фрицы в панике бросились в разные стороны. Кто-то из них, обезумев, кинулся в нашу сторону, навстречу свинцовому вихрю пулеметчиков и автоматчиков батальона. Большая же часть немцев с криками "Рус партизан!" бросилась в противоположную сторону от дороги и была добита догонявшими их штрафниками.

Одного из немцев, ловко метавшегося от дерева к дереву, я никак не мог достать огнем из автомата, наверное потому, что в запале стрелял "от живота", не целясь. И тогда, выхватив из кобуры свой наган, тщательно прицелился и с первого выстрела, на расстоянии около ста метров все-таки уложил его! Это был мой первый личный "трофей"...»   Из книги А.Пыльцына «Штрафной удар или как офицерский штрафбат дошел до Берлина»

Это был знаменитый рейд. Рейд победы, за который увы наградили немногих штрафников.

Но жив Александр Пыльцын, и жива память. В Беларуси хранят память о героях, за что большое уважение и признательность белорусам!

«Банда Рокоссовского»: 8-й отдельный штрафной батальон... от ордена до трибунала всего один шаг

Памятный знак 8-му офицерскому штрафному батальону 1-го Белорусского фронта Фото Василий Рогожников

«Памятный знак установили на берегу Днепра в агрогородке Гадиловичи. И неслучайно. Именно на этом месте 21 февраля 1944 года 8-й отдельный офицерский штрафной батальон (командир – подполковник Аркадий Осипов, уроженец Рогачёвского района) в составе 3-й армии генерала Александра Горбатова совершил прорыв немецкой обороны. 

В дерзком рейде по вражеским тылам воины штрафбата уничтожали резервы и огневые средства противника, штабы и склады боеприпасов, чем помогли освободить город Рогачёв и населённые пункты района, захватить большой плацдарм на Днепре, с которого впоследствии была начата операция «Багратион». До сих пор не перестают удивляться участники тех военных событий, офицеры батальона, как комбат Осипов смог так искусно провести батальон хоть и по хорошо знакомой, но занятой врагом местности.»

Поэтому большое спасибо жителям Рогачевщины. От нас, ныне живущих. И тех кого уже нет с нами.

И да. Мне не нравится сериал «Штрафбат»... Вот про Пыльцына и его сослуживцев бы лучше сняли кино. Настоящее.

 

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх