Мир пристрастен

17 336 подписчиков

Свежие комментарии

  • Витя Порываев
    а может фантазии это бредятина обезьянья Дарвина о "происхождении видов" (кстате сам старина Дарвин в гробу переворач...Археологов озадач...
  • Татьянка Яцук
    Опять трое суток тьмы,и мертвые по улицам шастают и ломятся в двери,и в окна низя глядеть???Китайцам приказал...
  • Yurii Kolpakov
    "...перетащив примерно 2,3 миллиона блоков из карьеров, где происходила добыча камня..." ...У древних египтян...

Трагедия экипажа Сигизмунда Леваневского

Трагедия экипажа Сигизмунда Леваневского

Трагедия экипажа Сигизмунда Леваневского

12 августа ровно в 18 часов 15 минут со Щелковского аэродрома взлетел новый советский бомбардировщик ДБ-А с бортовым номером «СССР Н-209» и взял курс на север. Столь позднее время вылета объяснялось необходимостью прибытия в американский город Фэрбенкс днем. Его экипаж состоял из шести опытных и высококвалифицированных пилотов под командованием Сигизмунда Леваневского.

В 23 часа 29 минут с борта самолета поступила очередная радиограмма: «Вышли в Белое море, прошли остров Моржовец, высота 2600 метров». В 13 часов 40 минут Леваневский радировал: «Прошли Северный полюс на высоте 6000 метров, температура за бортом – минус 35. Глубокий циклон».

Все, кто находился в это время на КП, горячо аплодировали достижению экипажа. От полюса, согласно плану перелета, экипаж взял курс вдоль 148-й параллели, в направлении города Фэрбенкса на Аляске.

14 часов 32 минуты. Получена очередная радиограмма, в которой сообщалось: «Из-за порчи маслопровода вышел из строя крайний правый двигатель. Высота 4600 метров, идем в сплошной облачности. Ждите». И последнее сообщение приняли на мысе Лейтенанта Шмидта в 17 часов 53 минуты: «Ждите…» Затем связь прервалась окончательно. Расчеты показали, что трагедия разыгралась где-то между 89-й и 83-й параллелями…

Советское правительство организовало поиски пропавшего самолета. Всего в них участвовало 24 аэроплана. 15 августа вышло постановление Правительственной комиссии по дальним перелетам. Оно гласило: «Обсудив положение, правительственная комиссия приняла ряд мер для немедленного оказания помощи. По восточному сектору, со стороны Чукотского полуострова приняты следующие меры:
1. Ледоколу „Красин“, находящемуся у берегов Чукотского моря, дано приказание немедленно направиться к мысу Шмидта, где находится авиабаза Главсевморпути, взять на борт три самолета с экипажами и горючим, направиться в район мыса Барроу на Аляске, оттуда на север, насколько позволяют льды, где и служить базой.

2. Пароходу „Микоян“, находящемуся в Беринговом море, приказано с полным грузом угля направиться к „Красину“.

3. Двухмоторный самолет „СССР Н-2“ летчика Задкова, находящийся в бухте Нагаево, получил приказание немедленно направиться в Уэллен и оттуда к месту нахождения „Красина“».

Но, к сожалению, три советских самолета, присланные на Аляску, оказались совершенно бесполезными.

В числе других на поиски экипажа Леваневского в западном секторе Арктики отправили два отряда тяжелых бомбардировщиков ТБ-3.

Руководил экспедицией Марк Иванович Шевелев, впоследствии начальник Управления полярной авиации Министерства гражданской авиации СССР, Герой Советского Союза.

Первым отрядом и его первым самолетом командовал Михаил Васильевич Водопьянов. Отряд прибыл к месту основного базирования на остров Рудольфа ровно через месяц (!) после трагедии. Вскоре отряд отозвали в Москву.

Второй отряд самолетов ТБ-3 возглавлял Борис Григорьевич Чухновский. Специально подготовленный, он вылетел из Москвы 6 октября и… пропал! Из-за скверной погоды отряд долетел не до острова Рудольфа, а до бухты Тихой.

Время было окончательно упущено, и полеты пришлось прекратить до весны следующего года.

Только в начале весны 1938 года поиски, но уже не экипажа, а обломков самолета Леваневского, продолжились. В последних числах марта Яков Мошковский совершил на самолете «СССР Н-212» полет на север по нулевому меридиану, немного не дотянув до 86-й параллели. 4 апреля он вылетел во второй раз и в 7 часов 20 минут в условиях отличной видимости прошел над Северным полюсом.

Им на лед был сброшен заранее приготовленный вымпел СССР со специальным пакетом, в котором находилась залитая сургучом бутылка с запиской. В записке были указаны дата, состав экипажа и цель полета. Это наводит на грустную мысль о том, что Мошковский вместо поиска пропавшего самолета занялся личным покорением Северного полюса. Пренебрежительное отношение к судьбам коллег и товарищей ему отозвалось позднее.

Кроме ТБ-3, на Землю Франца-Иосифа еще осенью на пароходе были доставлены два биплана П-5. Во время поисков самолета Леваневского летчики Бицкий и Котов выполнили на них по два полета на север. С точки зрения основной задачи – поиска пропавшего экипажа самолета «СССР Н-209», – эти полеты были абсолютно бессмысленными и носили чисто формальный характер.

Поисково-спасательная операция дорого обошлась нашей стране. Кроме бесполезной траты огромных средств она принесла и новые человеческие жертвы. После потери самолета летчика Задкова на Аляске Чухновский разбивает свой ТБ-3 при посадке на острове Рудольфа. Затем Бабушкин терпит аварию на таком же самолете на острове Гукера и получает перелом обеих ног. Когда же в мае 1938 года поступает распоряжение поиски прекратить и возвращаться в Москву, происходит настоящая катастрофа.

При взлете с аэродрома близ Архангельска 19 мая 1938 года разбился самолет «СССР Н-212». Печальный итог: погибло четыре человека, потеряно три самолета из четырех, хотя во время этих «грандиозных» поисков было выполнено всего три вылета, которые заведомо не могли дать никаких результатов.

Бомбардировщик ДБ-А (Дальний Бомбардировщик – Академия) был спроектирован конструкторской группой Военно-воздушной академии имени профессора Жуковского под руководством Виктора Федоровича Болховитинова.

По результатам испытаний самолет и получил удовлетворительную оценку, но среди замеченных недостатков были выделены главные:

 вибрация хвостовой части фюзеляжа и оперения;

 прочность крыла не обеспечивала возможность полета в перегрузочном варианте (с полетным весом до 28 000 килограммов);

 недостаточная устойчивость в управлении.

«В истории авиации еще не было случаев, чтобы одна страна в короткий срок подготовила и снарядила три дальних беспосадочных перелета, – писал Леваневский перед стартом самолета „СССР Н-209“, – 1937 год войдет в историю мировой авиации яркой, никогда не забываемой страницей». Кроме того, его перелет должен был стать подарком авиаторов 20-летию Октябрьской революции и первым выборам в Верховный Совет СССР.

Не следует сбрасывать со счетов и скоропалительную и явно непродуманную подготовку к перелету. Ведь окончательное решение о перелете на ДБ-А было принято только 25 мая 1937 года. Леваневский, отправляясь в перелет, отлично представлял, на какой риск он идет, в какую авантюру ввязывается. Но обратного пути не было, уж слишком тесно личные амбиции переплелись с государственными интересами, престижем СССР, зачастую оплаченным бесценными человеческими жизнями.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх